08.01.16 ГАФТ и хор «Cantares» @ VinyllaSky

08.01 ГАФТ и хор «Cantares» @ VinyllaSky

Придаёшь значение явлениям своей жизни – важное, неважное, обычное, непривычное. Иногда с тобой случается нечто абсолютное.
Абсолютная музыка.

Пролог забавный и лёгкий: Коля несется через зал с воплем «где флейтист?!», и я ожидаю увидеть Ивана с флейтой, но он садится на стульчик и бренчит на банджо («Оно очень расстроенное, да?»), аккомпанируя традиционному для января «Рождеству».
Потом выходит камерный хор.

(Не)много больного фанатства – когда тебе хочется рыдать (такие объемы переживаний разрастаются в чувства – не помещаются в категории эмоций), но ты только смеешься от всепожирающего восторга.
Как смешной и несуразный мальчик в цилиндре дирижирует хором («А у меня устала рука, а сейчас надо будет щелкать пальцами!»), как носится по залу, и как его неровное дыхание разрушает всю пафосность момента. 
Как безупречную акустику Виниллы разрывает волна электрического звука – «Фан-клуб», неотступный антоним к всепрощению, в него вплетаются голоса хора, и мальчик больше не смешной – он абсолютный.

Ты кислота, твой голос разъедает ребра, и я не узнаю песен; в его руках новая игрушка – очередная странноватая флейта (когда-нибудь он притащит терменвокс, и я убегу в панике), не отвести глаз, не вспомнить слов, звуки текут ртутью по моим рукам.

Выть на одной ноте «держимоираныоткрытымидержимоираны» – и вдруг – наотмашь – разозлиться: как не в тему, как неорганично, как плоско пришита новая кода, когда он на гитаре играет что-то банально-роковое, и весь его силуэт в этом звучании теряет яркость, он становится обычным и почти отталкивающим.

Впрочем, этот морок обычности нежизнеспособен. И снова он носится по залу, поет песни-навждения (я слышу каждую партию каждого инструмента – всё стало таким прозрачным и таким прорисованным), едко смеется и щелкает настройками вокального процессора – дорвался до него в полной мере. 
Новые аранжировки старых песен – «Праздник» всегда был больным, и куда уж больше? Когда он звучит, мне словно перерезает вены, потому что в нем еще больше отчаяния, и я не ассоциирую его с собой, как это было два года назад, но все равно ведь бьет под дых.
Новая аранжировка «Будды», наоборот, – чуть меньше отчаяния, чуть больше смирения (чуть больше осколков в твоем горле, чуть меньше чувствительности нервных волокон).

Ненавижу «Мантру». Она слишком честная и слишком холодная, чтобы ее можно было хоть немного любить. И я повторяю за ним слова, как это всегда бывает с нелюбимыми песнями.

«Дело привычки» на бис под одну только гитару звучит не менее ослепительно, чем в полном составе. Дело привычки – это когда ты не просто не узнаёшь песен с первых нот, а вообще с трудом помнишь, что вот такая она есть, любимый хит прошлой осени.

Мне нечего сказать тебе вслух, потому что эти чувства не нуждаются в словесном выражении. 
Я. Люблю. Тебя. 

Comments are closed